Розенкранц и Гильденстерн мертвы - страница 1

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Розенкранц.

Гильденстерн.

1-й актер.

Альфред.

Актеры (4 человека).

Гамлет.

Офелия.

Клавдий.

Гертруда.

Полоний.

Воин.

Горацио.

Фортинбрас.

Придворные, послы, солдаты и слуги.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Два человека, в костюмах елизаветинской эпохи, проводят время в местности, лишенной каких бы то ни было характерных признаков. Оба хорошо одеты – шляпы, плащи, трости и все остальное. У каждого – по большому кожаному кошельку. Кошелек Гильденстерна почти пуст. Кошелек Розенкранца почти полон. Дело в том, что они играют в орлянку. Происходит это следующим образом: Гильденстерн достает монету из кошелька, подбрасывает ее и дает ей упасть. Розенкранц разглядывает ее, определяет, что выпало, произносит «орел» – ибо так оно и есть – и опускает ее в свой кошелек. Потом процесс повторяется.

Судя по всему, они занимаются этим уже довольно долго. Постоянное выпадание «орла» – вещь невероятная, но Розенкранц ничем не выдает своего удивления, да он его и не чувствует. Впрочем, он достаточно милый человек, чтобы быть несколько смущенным тем обстоятельством, что ему перепадает так много денег его друга. Это его как-то характеризует. Гильденстерн весьма заинтересован необычностью происходящего. Его не волнуют деньги: он пытается понять смысл, подоплеку, что ли, происходящего. Отдавать себе отчет, но при этом не впадать в панику – его характерная черта. Гильденстерн сидит. Розенкранц стоит (все его движения связаны с монетами и тем, куда они падают).

Гильденстерн бросает, Розенкранц наклоняется и разглядывает.


Розенкранц.

– Орел.

Подбирает монету и опускает ее в кошелек. Сцена повторяется.

– Орел.

Сцена повторяется.

– Орел.

Сцена повторяется.

– Орел.

Сцена повторяется.

– Орел.

Гильденстерн (подбрасывая монету).

– Нервотрепка как вид искусства.

Розенкранц.

– Орел.

Гильденстерн (бросая следующую).

– Или просто везенье.

Розенкранц.

– Орел.

Гильденстерн.

 Если только я верно определил.

Розенкранц (поднимает взгляд на Гильденстерна).

– Семьдесят шесть – ноль.

Гильденстерн встает, хотя идти некуда. Он бросает, не глядя, через плечо монету; его внимание привлекает окружающая обстановка – вернее, отсутствие таковой.

– Орел.

Гильденстерн.

– Менее закаленного человека это могло бы подвигнуть на пересмотр всей его веры. По крайней мере в смысле теории вероятности. (Бросает монету через плечо и идет в глубь сцены.)

Розенкранц.

 Орел.

Гильденстерн, исследуя глубину сцены, бросает через плечо еще две монеты, одну за другой. Розенкранц объявляет каждую из них «орлом».

Гильденстерн (задумчиво).

– Теория вероятности, как кто-то остроумно заметил, исходит из предположения, что если бы шесть обезьян (удивляясь самому себе)... если бы шесть обезьян...

Розенкранц.

– Играем?

Гильденстерн.

– Были бы что?

Розенкранц.

– Так ты играешь?

Гильденстерн (понимая).

– А, да. (Кидает монету.) Закон средних чисел, если я правильно понимаю, означает, что шесть обезьян, будучи подброшены вверх достаточно высоко, должны примерно так же часто шлепнуться на спину, как и...

Розенкранц.

– Орел. (Он подбирает монету.)

Гильденстерн.

– Что даже на первый взгляд не является глубокой мыслью. Даже без обезьянок. То есть на это никто не поставит. То есть я-то, может, и поставлю, но кто другой... (Кидает монету.)

Розенкранц.

– Орел.

Гильденстерн.

– ...Не так ли? (Бросает монету.)

Розенкранц.

– Орел.

Сцена повторяется.

– Орел. (Смотрит на Гильденстерна, смущенно смеется.) Скучновато малость, а?

Гильденстерн.

 Скучновато?

Розенкранц.

 Ну...

Гильденстерн.

 А как насчет нервотрепки?

Розенкранц (наивно).

– Нервотрепки?

Небольшая пауза.

Гильденстерн.

 Видимо, закон сокращения прибылей. Что-то мне нехорошо. (Делает над собой усилие; достает монету, высоко ее подбрасывает, ловит, накрывает ладонью, переворачивает, подносит к глазам, разглядывает монету – и передает ее Розенкранцу.) Ладно, это был последний шанс... если мои расчеты верны.

Розенкранц.

 Восемьдесят пять подряд – это же бьет все рекорды.

Гильденстерн.

 Не дури.

Розенкранц.

 Зуб даю.

Гильденстерн (гневно).

– И только это? И это все?

Розенкранц.

 То есть?

Гильденстерн.

 Новый рекорд? И это все, что тебе приходит в голову?

Розенкранц.

 А что, собственно...

Гильденстерн.

 Никаких вопросов? Ни на секунду?

Розенкранц.

 Но ты же сам их бросал.

Гильденстерн.

Ни тени сомнения?

Розенкранц (огорченно, агрессивно).

– Слушай, я выиграл – да или нет?

Гильденстерн (приближаясь к нему, спокойнее).

– А если б ты проиграл? Если б все шло против тебя, восемьдесят пять раз подряд, одна за одной, как сейчас?

Розенкранц (бессмысленно).

– Восемьдесят пять подряд? Решка?

Гильденстерн.

 Да! Что б ты тогда подумал? 

Розенкранц (растерянно).

– Ну-у... (Весело.) Я бы сначала хорошенько проверил твои монеты!

Гильденстерн (отходя). 

– А-а, гора с плеч. Можно по крайней мере рассчитывать на личную заинтересованность как на предварительный фактор... Это уже кое-что. Твоя беззаботность просто изумительна, если бы не... (Он внезапно оборачивается к нему и протягивает ладонь.) Дай руку.