Рождественское предложение миллиардера - страница 1


Перевод группы


Переводчики: с 1-4 гл., Яна Р. и с 5 гл. Галина Москалёва

Бета - редактор: с 1-4 гл., Ольга Ж. и с 5 гл. Аня Мурзина

Обложка: Ника Гарская


Приятного прочтения и помните — книга переведена для ознакомления, не для коммерческих выгод. Просим Вас уважать труд наших пчелок, не присваивать его себе и не выкладывать, без согласования с администрацией группы-переводчика, данный материал на сторонних сайтах.

Спасибо ;-)


Аннотация


Она это всё, что он хочет на Рождество ...

Дом социального работника Эллисон Баррингтон, превратился в пепел буквально за месяц до Рождества. Теперь, будучи опекуном сестры-подростка и сумасшедшего щенка, она появляется на пороге дома единственного человека в городе, которому может доверять. Сопротивляться Итану Дейну всегда было нелегко, но к счастью, беспощадные бизнесмены плейбои не являются типажом Элли. А Итан настолько целеустремлен, насколько это возможно.

Итан Дейн хотел Элли с того момента, как увидел её на свадьбе их лучших друзей. Её присутствие в его доме ― идеальная возможность доказать ей, что их притяжение нельзя отрицать, но когда он приходит к выводу, что самый выгодный заключаемый им деловой контракт за всю его карьеру уничтожит молодёжный центр где работает Элли, Итан вынужден решить, каким мужчиной он хочет быть ...


Глава 1


Это был худший день в её жизни.

Ладно, ну, возможно, не самый худший. Может быть, второй самый худший день ... нет ... ну, это определённо был самый худший день в этом месяце. Эллисон Баррингтон покосилась на то, что осталось от её дома, чувствуя жжение в глазах из-за дыма. Оранжевое пламя в основном утихло, превратившись в жуткий серый дым. Всё ещё было темно, несмотря на то, что уже наступило утро, но красные блики от пожарных машин и машин скорой помощи освещали небо, и суета персонала аварийных служб окружала их.

― Вот это чёртова катастрофа, ― лучше и не скажешь. Сказанные слова были произнесены её вечно саркастичной сестрой-подростком и соседкой по комнате.

Она повернулась, чтобы посмотреть на Даниэль.

― По крайней мере, никто не пострадал, ― сказала она, радуясь, что смогла сказать хоть что-то положительное. На самом деле, это было всё, что у них оставалось. Она взглянула на свою собаку, Капитана Крюка, который в настоящее время мочился рядом у фонарного столба.

― Крюк, ― позвала она, мягко, но авторитетно потянув за поводок. Он посмотрел на нее снизу вверх своим единственным глазом, прежде чем послушно и неторопливо подойти к ней. На повязке, что находилась поверх другого глаза, было пятно сажи. Решив, что ей нужно действовать уверенно и обнадеживающе, она положила руку на плечо сестры.

― Всё будет хорошо, Дани.

― Ты всегда так говоришь. Но всё не будет хорошо. У нас нет ни квартиры, ни одежды, и серьезно… ― она сделала паузу, чтобы окинуть взглядом Эллисон с ног до головы, ― …тебе очень нужна хоть какая-то одежда. Если вся эта ситуация не была столь катастрофической, мне было бы стыдно за тебя. Серьёзно, Элли, фланелевая пижама с оленями и этот потрёпанный свитер университета Торонто? Тьфу. И это пальто? По крайней мере, застегнись.

Элли не нужно было смотреть на себя, чтобы знать, как она выглядела. Но было восемь часов утра, и она не планировала стоять снаружи на людной улице в то время, когда была так одета. Она посмотрела на сестру, отметив, что она уже была при всём параде.

― Почему ты так одета? Пожарная сигнализация сработала в три утра.

― Я просто…― её сестра слегка покраснела.

― Пробиралась внутрь тайком, хоть и обещала мне, что будешь дома к десяти?

Их разговор был прерван, когда двое молодых полицейских подошли к ним.

― Какую же ты возможность сейчас упускаешь, ― прошептала Дани ей на ухо. ― Здесь везде мужчины в форме, а ты стоишь здесь и выглядишь, как тролль с собакой-выродком.

Капитан Крюк поднял ногу ближе к Дани. О большей лояльности нельзя было и мечтать.

― Отвратительно! ― закричала она, отступая на несколько шагов. ― Так что же мы будем делать? Где мы останемся?

Это был вопрос на миллион долларов. Она не потрудилась получить страховку от арендатора, а это означало, что всё нужно будет заменить за свой счет. И да, у нее не было ничего очень ценного, и она не была на мели, так что она могла медленно всё заменить ― ключевое слово медленно.

После короткого разговора с полицией, и предоставив им свою контактную информацию, она посмотрела на свою младшую сестру.

― Ну, что теперь? Я не собираюсь возвращаться к маме.

Нет, конечно, они не могли пойти туда. Их мать была ходячей катастрофой, и они, вероятно, в конечном итоге дадут ей деньги, а никак не наоборот. Когда она забрала оттуда Дани несколько лет тому назад, она пообещала ей, что ей никогда не придётся возвращаться туда снова.

― А как насчёт приюта?

― Мы не можем пойти туда, ― Элисон покачала головой. ― Он переполнен, и теперь, когда им сказали, что они должны закрыться ... нет. ― За последние десять лет, будучи самостоятельной, она научилась выживать. Она начала новую жизнь, получила работу своей мечты и обрела друзей, которые были ей намного ближе, чем большая часть семьи. Но, с тех пор как она узнала, что приют, в котором она работает, вынуждают закрыть из-за какой-то крупной корпорации, желающей использовать имущество в качестве коммерческой недвижимости, казалось, что она никак не могла избавиться от чувства усталости. Усталости от борьбы, от постоянного нелёгкого сражения, с которым она сталкивается. Она ни разу ни на секунду не пожалела, что забрала свою сестру к себе, но теперь нужно было кормить ещё один рот, появилось больше ответственности. И теперь это всё на свете, ради чего она так сильно трудилась, исчезло в дыму. Буквально.